Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~

Зверьё моё (покормите если не трудно)

~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~



~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~

2QT2BSTR8

(кто знает, тот поймет)
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:32 

Эссе

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Ночью меня пробило написать мини-эссе. Вот оно.


Поверит ли кто-нибудь, что уже 15 лет я болею Фредди? Поверю ли _Я_? С трудом. Но этим летом исполняется 15 лет моему сумасшествию... Возможно ли это? Да, возможно. Это полнейшее сумасшествие? Да, сумасшествие, паранойя, мания... Но это так.

Я запретил себе слушать его музыку, если что-то или кто-то может мне помешать. Когда я слышу его голос, то мне надо каких то 5-10 секунд, и я ухожу в легкий транс, из которого сложно вернуться. И тогда уже бесполезно со мной говорить, отвлекать, просто показывать свое присутствие... Тогда существует только ОН. Его голос. Его лицо, смотрящее на меня со стен... Это сумасшествие, паранойя, мания... Но это _Я_. Это часть меня, с которой я не хочу расставаться. Никогда.

Поверит ли кто-нибудь, что уже 5 или 6 лет я каждую ночь перед сном желаю ему спокойной ночи? Вряд ли. Но это так. За все это время я всего 2 или 3 раза пропустил свой маленький ритуал.

Когда-то у меня был сайт про Фредди (http://mercury-enora.narod.ru). Когда-то я устраивал дикий флейм Роджеру только за то, что в фике Foreign Sand появился призрак Фредди, над которым слегка постебались. Но это было давно. Мне уже не надо доказывать свою правоту. Теперь мне достаточно того, что он просто ЕСТЬ. В той музыке, которую он оставил, в концертных записях, в клипах... Во мне.

Это было давно. Тогда был не только ОН, но была и моя _ПРАВОТА_. Была та "правда", за которую я мог банально дать в морду, если просто услышу то, что не соответствует моей версии. Та правда, за которую я швырнул кусок торта в свою одноклассницу на ее же дне рождения. Та "правда", за которую не жалко и умереть... Теперь у меня осталась лишь та "правда", за которую стоить жить. Банально? А что поделать? _Правда_ всегда банальна. Банально и то, что жить часто бывает гораздо сложнее, чем умереть, уйти, сбежать...

Смерть - это не всегда побег. Самоубийство - это не всегда побег. Но чаще всего. Мне надоело бежать... Настало время остановиться и посмотреть по сторонам. Банально? Да. Но это так.

У кого-то есть Христос. У кого-то - Аллах. У кого-то - Будда... А у меня есть Фредди. Возможно ли это? Вряд ли. Но это так.

@музыка: Baiser - Akai kakera

@настроение: ...глубина, глубина, я не твой...

08:43 

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
К счастью, у меня теперь есть место, чтобы выкладывать свою писанину... Для начала, несколько верлибров. И не стоит обращать внимание на множественные подчеркивания (_) - они вместо пробелов. Что ж я сделаю, если некоторые мои верлибры написаны лесенкой?

___***
Радостно надеваю
_________________маску
шута.

***
Зевнув,
Закрыв ладонью рот,
Я вижу
______твою
ироническую улыбку.
"Нехорошо зевать при даме!" -
звучит твой звонкий
_____________поток мыслей,
отражаясь в глазах.
Извини.

***
Кот за окном
мокнет под ливнем -
так ему и надо!
Не будет таскать селедку.

***
Закину невод
_______мыслей
______________в огород
твоей натуры.

***
Бескрылое Божество
сидит на старой березе,
свесив ножки
___________в море воздуха,
и смотрит,
__________как я пишу.
Закрываю штору.
Стыдно.

***
Серые черви
___________копашатся
____________________в моей
___________________________голове.
Думаю - значит существую!

***
Закрыв руками лицо
твое,
снимаю маску -
без нее лучше.
Вместо лица
наштукатуренная стенка:
гладкая, холодная,
полоска рта
без губ,
глаза без век
выкатились и упали на пол.
Смотрю на себя.
А я красивая!

***
Как же холодно
босяком на кафеле
чистить руки
от крови!

***
Камень
с души
спускается ниже,
________________ниже,
повисает на шее.
Можно топиться!

***
Я видела во сне,
как синий карлик
лупит красного,
а красный не отбивается.
Вот что значит Голубая Кровь!

***
Стекая по парте
на стул, вижу твои глаза:
голубые, холодные,
как мой свитер.
Стекла
на пол,
теку к двери.
А ты сидишь такая грустная...
Покурить не с кем?
Ладно, останусь.
Теку на место.
Как же ты без меня?

***
Запомни
руки моей вид -
я ее отрежу.
Она не коснулась тебя.

15:56 

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Сегодня я видел ангела. К нам в офис пришла девушка. Не знаю уж, клиент ли это, или внештатный переводчик...

Белые волосы, короткая стрижка, уложенная в немного мальчишескую, немного озорную прическу. Классическая белая рубашка и черные брюки. И три серьги в правом ухе... На губах - улыбка, достойная 17-го ангела. Она держалась так, будто сегодня последний день мира, и ей нужно успеть прожить все то, чего больше никогда не будет...

I'm in love... :heart: :heart: :heart:

16:01 

Kurenai

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Очередное мое незаконченное произведение... Сколько их уже? Наверное, большую часть я так никогда и не закончу.

Kurenai

Часть1
Токио

Храма Каннон там, вдалеке,
Черепичная кровля алеет
В облаках вишневых садов.
- Басе.

На станции Уэно вышли двое: японка в традиционном кимоно и гэта с длинными, до колен, густыми волосами и мертвенно бледной кожей, слегка сияющей в темноте; и светловолосая гайдзинка в джинсах со светлым карэ, столь же бледная, как и ее спутница.
- Это последний поезд сегодня, - сказал выходящим проводник.
- Ничего, мы полюбуемся сакурой до утра, - ответила японка.
- Странное вы выбрали время, - заметил проводник.
- Не твое дело, - огрызнулась светловолосая, коверкая фразу сильным акцентом, и злобно посмотрела на него горящими в темноте глазами.
Проводник хотел что-то ответить, но поезд тронулся и он уехал.
- Не груби им, Арицу, - покочала головой японка. - Они не виноваты.
- Они - наша еда, Юмэко-сенсей, - возразила Алиция. - Я не обязана быть вежливой с едой.
Юмэко не ответила и, не оборачиваясь на свою юную спутницу, направилась к цветущим деревьям сакуры. Она остановилась перед одним из них, обняла стройный ствол.
- Как я давно не видела тебя, мой старий Эдо.
- Когда ты прекратишь называть его Эдо? - раздраженно спросила Алиция. - Его переименовали в Токио почти 150 лет назад!
- 150 лет - это слишком мало. Но тебе не понять этого... - Юмэко вздохнула. - Ты такая молодая...
- Мне 100 лет! - чуть не закричала Алиция.
- Всего 100 лет... Ты еще ребенок, Арицу.
Алиция не ответила. Она знала, что Юмэко права, для нее, древней, как сами японские острова, век был равен мигу. И она совсем не изменилась за те 100 лет, которые они были вместе.

Алиция была 18-ти летней полькой, когда появилась Юмэко. Она прошла по варшавской улице в своем странном халате, обернулась на деувшку, продававшую цветы в ночном переулке и заговорила со странным акцентом, не различая "р" и "л". Алиция не помнила, что именно говорила Юмэко, но она помнила черные глаза, притягивающие ее, подобно магниту. Потом Алиция оказалась в каком-то склепе, Юмэко пила ее кровь. А через 3 дня Алиция очнулась ото сна - Юмэко подарила ей Становление.

Приближался рассвет, Алиция не заметила, как пролетело время. Юмэко сидела на траве и любовалась цветущими деревьями.
- Может, пойдем домой? - спросила Алиция. - Я не хочу поджариться на солнце.
- Я учила тебя не бояться солнца. - Юмэко была абсолютно спокойна.
Алиция походила между деревьями, пнула небольшой камень и прислонилась к сакуре рядом с Юмэко. Юмэко спокойно встала и направилась к выходу из сада, Алиция пошла за ней, засунув руки в карманы. Около выхода Юмэко и Алиция стали летучими мышами и полетели к Банановой Хижине, где они поселились. Из окна, мимо которого они пролетали, раздался звук будильника, а через несколько домов громко звучала популярная мелодия. Алиция поморщилась, насколько это позволяла мышиная мордочка, и быстрее пролетела мимо этой какофонии.
Банановая Хижина давно была музеем, и вампирам приходилось остарожно пробираться в небольшой склеп неподалеку, чтобы их не заметили люди. Они почти добрались до входа, когда Юмэко что-то почувствовала. Она моментально обратилась в "человека", молниеносно обернулась и поймала стрелу, целящуюся ей в грудь.
- Серебряный наконечник, - констатировала Юмэко. - Когда они запомнят, что на меня уже не действует серебро?
Юмэко поймала еще две стрелы.
- Я слишком стара для этого...
Она вздохнула, присела, приготовившись, и прыгнула с такой скоростью, что могло показаться, что она просто исчезла. Раздался сдавленный крик, и Алиция увидела, как Юмэко вырывает сердце из молодого вампира, обтянутого черной тканью.
- Он, - Юмэко кивнула на убитого, - из клана ниндзя. Одно из ответвлений Асамитов.
Алиция от удивления не могла даже ответить. Она всегда знала, что Юмэко владеет боевыми искусствами, но не знала, насколько хорошо. Ни разу за 100 лет она ни с кем не подралась. Юмэко всегда предпочитала очаровать, убедить и никогда не приветствовала грубую силу.
Через несколько дней на пороге склепа появился вампир-ниндзя. Он принес пергамент с "заказом" на Юмэко от имени Рооичи.
- Он обманул нас, - сказал вампир, церемонно поклонившись. - Он не предупредил, насколько вы могущественны, Юмэко-сама.
- А кто такой этот Рооичи? - спросила Алиция, но вампир уже исчез.
- Это Коноэ, - ответила за него Юмэко.
- Коноэ? - удивилась Алиция. - Где-то я про него слышала... Что-то про Тамамо-мамай...
- Тамамо-но-Маэ, - поправила Юмэко. - Это одно из моих имен.
Алиция удивленно посмотрела на нее.
- Тамамо-но-Маэ была любовницей императора Коноэ. Это было слишком давно... Но он очень рассердился.
- Ты его обратила, Юмэко-сенсей?
- Нет. Он обратился после того, как я ушла. Я не имела к этому никакого отношения.
- Тогда, почему он до сих пор пытается тебя убить?
- Не знаю. Наверное, я задела что-то очень важное, что он не может забыть.
Занимался рассвет.

- Наверное, нам не стоит оставаться в Эдо, - сказала Юмэко. - Я не хочу, чтобы Коноэ преследовал нас. Мы уйдем завтра.
- Юмэко-сэнсэй... - Алиция очень удивилась, что Юмэко так легко покидает любимый город.
- Мы будем путешествовать по Японии, - продолжала Юмэко, - может быть, пройдем по тропинкам Басе... Знаешь, - она повернулась к Алиции, - я встречалась с ним, когда он жил здесь, в Эдо. Замечательный молодой человек, - Юмэко улыбнулась, - жаль, что он не остался жить вечно.
- Эй! Может, поохотимся на прощанье? - предложила Алиция, стараясь, чтобы ее голос звучал весело. - Это хороший способ попращаться с городом.

Две летучие мыши летели над городом, два черных пятна на фоне неонового моря. И никто не слышал их разговора, скрываемого шумом ночного города и языком ночи.
- Как на счет этой парочки, на скамейке? - спросила Алиция.
- Слишком много химии, - ответила Юмэко. - Могу поспорить, они оба сидят на наркотиках. К тому же, здесь слишком людно. Лучше, посмотри сюда. Эти двое в кустах гораздо интереснее.
За спиной молодой парочки материализовались две тени. Постепенно они приняли вид японки в традиционном кимоно и гайдзинки в джинсах.
- Какого черта!? - заорал парень, но Алиция одним рывком сломала его шею и принялась пить кровь.
Девушка завизжала, но Юмэко нежно закрыла ее рот ладонью. Девушка замерла, и Юмэко, осторожно прокусив ее шею, стала пить кровь.
Раздалось покашливание. Юмэко и Алиция моментально развернулись и увидели вампира, спокойно стоящего рядом.
- Konban wa, Tamamo-no-Mae-sama, - поздоровался он, церемонно поклонившись.
- Konban wa, Konoe-dono, - ответила Юмэко с таким же поклоном. - Теперь я окончательно убедилась, что не имею ничего общего с вашим Становлением - я не Носферату.
Коноэ улыбнулся.
- Но я не понимаю, зачем нужно было меня заказывать. Вы прекрасно знаете, что эти Юные вампиры меня не убьют.
- Простите, не знал, - ответил Коноэ, вежливо улыбаясь. - Но больше не повторю этой ошибки. В следующий раз я сам оторву вам голову.
Алиция попыталась броситься на Коноэ, но Юмэко ее остановила.
- Чем же я виновата, что вы до сих пор меня так ненавидете? - спокойно спросила Юмэко.
- Ты показала мне Вечность, - грубо ответил Коноэ. - Kisama! Ты показала мне, что такое Вечные Муки. Когда я лежал в лихорадке, вызванной твоими укусами, я Видел, что такое быть Таким.
Юмэко пожала плечами.
- Если бы вы этого не видели, это не спасло бы вас от Становления. Sayonara, Konoe-dono.
Юмэко церемонно поклонилась, кивнула Алиции, и они, обратившись в мышей, полетели в свое убежище.

Часть2
Долина Шинохара.

Ты стоишь нерушимо, сосна!
А сколько монахов отжило здесь,
Сколько вьюнков отцвело...
- Басе

Приближался Июль. Вампиры исколесили пол Японии и, наконец, решили посетить равнину Шинохара, где находился курган Тамамо-но-Маэ.
- Так смешно, - улыбнулась Юмэко, глядя на курган. - Они думают, что я покоюсь здесь.
Ядом дышит скала.
Кругом трава покраснела.
Даже роса в огне.
Интересно, это обо мне? - спросила она Алицию.
Алиция не ответила, только посмотрела на Юмэко, изменившуюся за эти несколько месяцев во много раз больше, чем за сотню лет, постаревшую. Не физически - вампиры не стареют, но взглядом. В нем не было обычного спокойствия ледяной вечности, как это было раньше, а была обычная человеческая старость. Что-то сломалось в Юмэко в тот момент, когда в ее руках оказался пергамент с "заказом", что-то жизненно важное исчезло в ее взгляде. Может быть, она, наконец, поняла, что такое вечность. А, может, просто увидела свою старость.

За курганом был небольшой город. Возможно, именно в нем Басе навещал Тосэцу и Тосуй, проводя дни в веселье... Но сейчас в этот город пришли вампиры.

Через несколько дней все правоохранительные органы города стояли на ушах, разыскивая серийного убийцу. Конечно, ведь Юмэко было лень скрывать следы своего присутствия. Алиция могла только удивляться, куда делась ее меркантильная чистоплотность.
Юмэко со звериым рыком вцепилась в глотку молодой девушки, разорвала артерию. Алая кровь хлынула на землю, придавая ей красный оттенок: Юмэко не столько пила кровь, сколько разбрызгивала ее по сторанам, орашая траву, землю, стоящую рядом Алицию.
- Это третья жертва за неделю, - заметила Алиция. - Раньше ты никогда не убивала так часто.
- Я завидую им, - сказала Юмэко, отрываясь от жертвы, - они могут умереть. А я - нет. Я слишком Стара, чтобы умереть, слишком Сильна... Почему!? - в глазах Юмэко читалась печаль. - Им доступно то, что недоступно мне.
- Юмэко-сэнсэй...
- Наверное, я заигралась, - Юмэко улыбнулась как можно естественнее. - Мне слишком понравилась роль несчастной старухи. Пора брать на себя ответственность! - она засмеялась, но от Алиции не укрылась оставшаяся грусть.
- Уйдем из этого города, Юмэко-сэнсэй, - попросила Алиция, не особо надеясь на успех.
- Давай, - неожиданно быстро согласилась Юмэко.

Две летучие мыши летели над долиной Шинохара в сгущающихся летних сумерках.
- Здесь он останавливался отдохнуть, - кивнула Юмэко на одинокое дерево, - и написал несколько хокку. А здесь он просил лошадь у крестьянина.
Алиция восхищенно слушала о том, чем и где занимался Басе, вертя головой.
- А здесь небольшой городок, где можно осесть. Он достаточно маленький, чтобы было удобно передвигаться по нему, и достаточно большой, чтобы "списать" пару лишних жертв за месяц.

11:18 

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Гррррр....... :fire: Меня пнули из любимого "обезьянника" (http://www.gays.kz/forum )... Точнее, пнули мою "флудераторскую" тему. Князев МАЗДАЙ! :chainsaw: Только появилось место, где я могу спокойно флудить со своим "младшим братцем и лучшим другом", как там начались репрессии по поводу флуда. А эта редиска... Не пойдет ведь никуда. Так и будет у Князева тусоваться.

В общем, Мася, если ты сподобишься сюда зайти. Имей совесть и перебегай сюда. Князев нас скоро совсем выгонит, а "загаженную" гостевую мне уже жалко...

11:22 

Мертвый Неон

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Продолжаю выкладывать свою писанину. Честно говоря, могло быть и лучше...


Мертвый Неон

"Небо над портом было цвета экрана телевизора, настроенного на пустой канал."
- У. Гибсон, "Нейромантик"

Пролог
У могилы стояла высокая мускулистая девица с рыжим ежиком, держа в руках букет огромных черных роз.

***
Мона запустила "Паука" в защитную систему Частного Банка. "Паук" был проверенным вирусом, с его помощью Мона взломала уже не один десяток защитных программ, но эта защита была особенной. "Паук" пол часа возился с серебристой поверхностью программы, пока, наконец, не прогрыз дыру, достаточную для того, чтобы Мона могла пролезть _внутрь_ банка, после чего повалился на спину и задрыгал виртуальными ножками. Мона чертыхнулась и осторожно, чтобы не задеть края дыры - это могло активизировать систему безопасности, пролезла в банк. Одним из плюсов "Паука" было то, что он мог проделывать дыры в программах настолько незаметно, что они этого просто _не видели_.
Мона пошла по серебристому коридору внутренностей сети банка. Она осторожно обогнула несколько сканеров охранной системы, когда увидела мертвый охранный вирус.
- О'кей, значит я здесь не одна... - тихо сказала она, обращаясь ни к кому.
Рядом с основным отсеком информации ее встретил новенький "Буру-сера", синеватый спрут с множеством щупалец. Потомок древнего "Трояна", он унаследовал наглость своего предка. Синеватый спрут набросился на Мону и стал нахально вытягивать ее данные.
- Какого черта! - воскликнула Мона и одним ударом смахнула спрута.
Этот удар мог бы убить среднюю охранную сеть, но "Буру-сера" стоял как ни в чем не бывало, мало того, готовился к атаке. Мона вытащила очередного "Паука" и спустила его на спрута. Комок "дерущихся" вирусов проел дырку в полу, и Моне пришлось отступить, чтобы не упасть вместе с ними.
- Неплохая работа, - раздалось у нее из-за спины.
Мона резко обернулась и увидела худощавую девушку с длинными черными волосами, аметистовыми глазами и бледной кожей.
- Так, это твой спрут? - спросила Мона.
- Да, - ответила девушка. - Неплохая штука, правда? Лишает зрения на то время, пока атакует.
- Неплохо, - заметила Мона.
- А твой паучок тоже крут, - продолжала она. - Взрезал "защитку" и не оставил никаких следов. Они до сих пор не засекли, что здесь кто-то есть.
- А откуда _ты_ об этом знаешь, если они - еще нет? И как ты вошла? Я не заметила лишних дырок.
- А еще ты не заметила "заплатку" на стене "защиты", которую ты успешно распотрошила, пока прогрызала свою дырку.
Мона пожала плечами и пошла в хранилище.
- Ты не взяла денег, - сказала Мона, выходя из хранилища. Девушка все еще была в серебристом коридоре.
- Информация дороже денег, - ответила она. - Асаки, - она протянула руку Моне.
Мона недоверчиво осмотрела руку.
- Не беспокойся, здесь нет жучков, - с улыбкой ответила Асаки.
Мона улыбнулась в ответ.
- Мона, - представилась она и пожала руку Асаки.
- Не хочешь работать со мной, Мона? - спросила Асаки с легкой полуулыбкой, когда они вышли из сети банка. Мертвый "Паук" все еще лежал у входа.
- Зависит от того, чем надо заниматься, и что мне с этого выгорит, - ответила Мона, аккуратно заделывая дырку в Защите и стирая мертвого "Паука".
- Молодец, заделываешь следы, - заметила Асаки. - Надо сделать примерно то же, что ты сделала сегодня - ограбить банк. И условия те же: тебе деньги, а мне и моей партнерше - информация.
- И вы, такие крутые, не можете справиться без моей помощи? - недоверчиво спросила Мона.
- Да, мы "крутые", как ты сказала, но мне кажется, что ты немного недооцениваешь степень своей "крутости". Чтобы сделать такого "Паука" нужно быть крутым профессионалом.
Мона улыбнулась.
- Но ты не ответила на мой вопрос.
- А как ты думаешь, два человека могут взломать такой банк, как "Грейт-Сайнтифик"?
Мона присвистнула.
- А ты думаешь, что три человека смогут?
- Не знаю, - пожала плечами Асаки. - Но, возможно, это и так. В любом случае, сначала мы посоветуемся с Мишель, моей напарницей. Она настоящий гений, - Асаки самодовольно улыбнулась. - А пока, можно скопировать твоего паучка?
- Зачем? - оскалилась Мона, обнажив кошачьи клыки и сузив продольные кошачьи зрачки.
- Не волнуйся так, я не хочу красть твою игрушку! - улыбнулась Асаки. - Просто, мне надо посмотреть, есть ли у него то, что я думаю.
- Сначала, скажи, что ты думаешь, - недоверчиво ответила Мона.
- Основа этой киски - стандартная вирусная программа, однако она раскалывает корпоративную защитку, как будто это какая-нибудь игра. Если бы не моя заплатка, тебе хватило бы пяти минут, - она внимательно посмотрела на Мону. - Но это не главное. Главное - это пульвилизатор на брюхе, точнее, то, что выглядит как пульвилизатор. Кажется, эта штука убьет твой компьютер быстрее, чем ты успеешь с ней поздороваться.
- Точно, - кивнула Мона. - Она убьет любой БИОС, как бы он ни защищался. А может заставить твой монитор работать с такой частотой, что ты сойдешь с ума в течение пяти минут. Это зависит от того, что я захочу.
Асаки усмехнулась.
- Ты жестокая девочка, Мона.
Мона улыбнулась.
- Оставь свои координаты, чтобы я могла с тобой связаться. И на всякий случай, вот мои, - она протянула Моне "визитку" - прямоугольник синего неона с электронной почтой, номером ICQ и еще несколькими координатами.
Мона протянула Асаки свою визитку.
- А теперь, мне пора идти, - она мило улыбнулась. - Надо распорядиться своими деньгами.

***
Мона сняла шлем и закурила. Руки дрожали, волосы прилипли к потному лбу. Раздался телефонный звонок.
- Алло.
- Я жду тебя, киска, - донеслось с другого конца.
- Привет, Папаня! - сказала Мона настолько дружелюбно, что ее потянуло в сортир. - Рада тебя слышать.
- Я тоже, - ответил голос. - Где мои деньги?
- Деньги есть, - ответила Мона. - Их хватит, чтобы закрыть долг и еще на партию.
- Рад слышать. Жду в своем кабинете через пятнадцать минут.
- Но...
В ответ ей звучали короткие гудки, а в дверь звонили.
На пороге стояли два "шкафа" в длинных пальто и темных очках.
- Пошли.
Это было коротко и ясно.
- Позвольте мне хоть одеться. Не пойду же я так по улице, - ухмыльнулась Мона, стоя босиком на линолеумном полу в потрепанных черных джинсах и прилипшей к телу полинявшей майке неопределенного цвета.
"Шкафы" переглянулись и согласились.
Мона натянула серый свитер поверх майки, стянула темное растрепанное карэ в тугой хвост и, захватив кредитную карточку, пошла ко входу. Надев просторную кожаную куртку и видавшие виды ботинки, она выпихала "шкафов" из своей квартиры и спустилась в моросящий дождь, хлюпающую слякоть окраины большого города.
Внизу ее ждал черный автомобиль с затемненными стеклами и третий "шкаф".
- Вау! Какой сервис! - воскликнула Мона. - Видно, Папаня меня любит!
- Садись, - сказал "шкаф", стоящий у машины. Видимо, он был главным.
Мона покорно села на заднее сиденье между "шкафами", которые поднимались к ней. Главный "шкаф" сел спереди, рядом с электронным "шофером".

***
- Надежда! - радостно раскинул руки Папаня, пожилой толстяк с бритой головой и толстой платиновой цепью на пузе, напичканном дорогими имплантантами. - Где мои деньги?
- Вот, - Мона потрясла кредиткой. - Твои "шкафы" не разрешили мне воспользоваться банкоматом по дороге.
- Очень жаль, Наденька, очень жаль... - развел руки Папаня. - Придется тебе съездить с ними к банкомату.

***
Через час Мона была дома с пакетиком свежих наркотиков. "Шкафам" велено было доставить ее, чтобы не попалась ментам, что они и сделали. Мона скинула куртку и свитер и быстро налепила на запястье коричнево-красный пластырь. Наркотик подействовал сразу, и Мона погрузилась в плывущий полусон со вкусом радуги, цвета весеннего ветра.

***
Телефон звонил минут пятнадцать, когда Мона, наконец, подползла к нему.
- Алло.
- Надька, ты опять на _этом_, - раздался истерический голос сестры. - Я _слышу_ твои отходняки.
- Не твои проблемы, - огрызнулась Мона. - Сидишь в своем кабинете - и сиди. А меня не трогай. Если сильно надо, сдай ментам, - Мона ухмыльнулась, - только я не завидую тому, что останется от тебя после визита Папани.
- Я же о тебе забочусь! - затянула привычную песню сестра. Она всегда любила доставать Мону долгими нравоучениями о том, как надо жить.
Наконец-то, сестра попрощалась, и Мона повесила трубку, но телефон тут же зазвонил опять.
- Алло, - измученно сказала Мона, решив, что сестра не закончила свою проповедь на тему "я забочусь о своей сестренке".
- Что за похоронный тон? - раздался незнакомый женский голос, низкий с хрипотцой.
- Кто это? - устало спросила Мона.
- Это Асаки, - раздалось из трубки.
- Я не давала своего телефона.
- А я не давала права копаться в своей информации, но ты взломала мой "сейф", так что, можешь считать, что мы квиты.
- Резонно, - ответила Мона. - Прошу прощения за "сейф".
- Принято. Ты все еще не против этой работы?
- Да.
- Тогда я заеду к тебе через пару часов.
- Хорошо, - ответила Мона.
И еще один телефонный звонок.
- Да, что вы, сговорились, что ли!?! - взорвалась Мона. - Алло, - сказала она в трубку.
- Ты не забыла обо мне? - спросил низкий голос с сильным акцентом.
- Нет, Мацумото-сан! Конечно, нет! - взволнованно залепетала Мона.
- Вот и хорошо. Тогда, позволь узнать, когда я получу долг.
- Сейчас я могу отдать только половину, но скоро у меня будет остальная сумма.
- Хорошо, - ответил голос. - Когда ты отдашь половину?
- Да хоть сейчас! - с готовностью ответила Мона. - Мне нужно только забрать деньги с кредитки.
- Значит, сейчас, - сказал голос. - Тебя проводит Хидэ, он будет у тебя через пол часа.
Ровно через пол часа на пороге стоял Хидэ, ходячий электронный чип с искусственно ускоренными рефлексами, встроенным в мозг прибором ночного видения и бог его знает, чем еще. Мона покорно пошла с японцем, сняла все деньги с карточки в ближайшем банкомате, за чем пристально следил Хидэ, и отдала их.
- А это Мацумото-доно просил передать, чтобы ты быстрее отдала вторую половину, - сказал японец и с размаху ударил Мону в живот, от чего она упала в жижу осенней грязи.
Отплевываясь кровью, она попыталась встать, но Хидэ стал усиленно пинать ее, пока она не оставила эти попытки. После этого он просто развернулся и ушел, оставив Мону в грязи.

***
- Боже мой! - воскликнула здоровенная мускулистая девица с рыжим ежиком, когда Мона открыла ей дверь. - Кто ж это тебя так?
- Кредиторы, - усмехнулась Мона. - Не могу до конца расплатиться за глаза, - Мона скривилась в подобии улыбки, сверкая кошачьими зрачками.
- Кстати, я - Асаки, - представилась она.
- Да, я догадалась, - ответила Мона и пропустила Асаки в квартиру.
- Ого! - раздалось из комнаты. - Неплохая дрянь. Сколько ты за нее отдала?
Асаки держала в руке пакетик с наркотиками.
- Достаточно, чтобы не беспокоиться за качество.
Асаки ухмыльнулась и нагло расселась на диване.
- А теперь - к делу, - сказала она, закладывая ногу на ногу. - Мишель хочет, чтобы ты работала с нами, ей понравился твой паучок. И, похоже, тебе придется на время работы жить с нами - я не хочу, чтобы тебя "пришили" кредиторы, пока мы не закончим наше дело, - Асаки улыбнулась.
- Не боишься приводить чужого человека?
- Я доверчивая девушка, - усмехнулась Асаки. - Кроме того, по тебе видно, что тебе некому нас сдавать. Значит так, собирай, что тебе понадобится и спускайся. Я на колесах.
- Двусмысленное замечание, - усмехнулась Мона.
- Каждый подумал в меру своей испорченности.
Асаки ушла, предоставив Мону саму себе.

***
- Здесь мы и живем, - сказала Асаки, открывая дверь дорогого номера гостиницы в деловой части города.
По сравнению с захламленной квартирой Моны номер казался образцом чистоты и аккуратности: нигде не было желтовато-серой паутины, окна были почти прозрачными, а о тараканах не могло быть и речи. Разве что, компьютерные "потроха", разложенные на столе, но это - мелочи. Воздух в номере был пропитан табаком и "маяками" допотопной "анаши" и, вдобавок, довольно громко звучала древняя "тяжелая" музыка, завершая образ квартирки второй половины прошлого века.
Мона стала рассматривать компьютерные "потроха": странный механизм, напоминающий гибрид кухонного робота и ноутбука с модемом и принтером.
- Тебе нравится? - раздался из-за спины слабый голос. - Это моя последняя работа.
- Ничего, - отозвалась Мона, поворачиваясь.
Перед Моной стояла мертвенно бледная девушка, настолько хрупкая и слабая на вид, что казалось: дунешь, и она переломится. С виду ей было не больше шестнадцати.
- Меня зовут Мишель, - произнесла девушка.
- А я - Мона.
- Я знаю. Тебя привезла Асаки.
Мона кивнула.
- Пойдем, я покажу, где ты будешь спать, - сказала Мишель.
Мона послушно пошла за ней в небольшую комнату с расстеленными на полу матами. Посреди комнаты развалилась Асаки, покуривая допотопный "косяк" и листая голографический журнал о мотоспорте. Минипроектор лежал рядом с ней.
- Сегодня можешь отоспаться, а завтра я объясню свой план, - сказала Мишель и ушла, пошатнувшись и придержавшись за дверной косяк.
- С ней все в порядке? - спросила Мона у Асаки.
- Злокачественная опухоль мозга. Ее родители попали под излучение.
Мона кивнула, доставая свои пластыри.
- Ей будет семнадцать в декабре, если она доживет до этого... Кстати, тебе лучше не использовать эту дрянь во время операции, она мешает работать. Если сильно приспичит, можешь одолжить у Мишель пару ее пластырей. Хотя... - Асаки задумалась. - Если отходняки от этой штуки не очень сильные, то можешь наклеить сегодня.
Мона, не долго думая, наклеила пластырь на внутреннюю сторону запястья. Погружаясь в кайф, она глазами услышала искаженный голос Мишель:
- Что это за штука, - спросила девушка, разглядывая разбросанные пластыри.
- Попробуй - узнаешь, - косо усмехнулась Мона, ей казалось, что она говорит ухом. - Сносит на фиг всю систему восприятия.
Мишель достала пластырь и мастерски пристроила его на запястье.
- Кайф! - протянула она и засмеялась. - Мне кажется, что я говорю пальцами.
- Бывает прикольнее, - отозвалась Мона. - Иногда начинаешь слушать или говорить задницей.
Мишель засмеялась.
- А на чем ты _сидишь_ ? - спросила Мона.
- Дальний потомок XTC, - ответила Мишель. - Ускоряет рефлексы, улучшает зрение и слух и превращает все твои движения в постоянный танец. Чертовски помогает работать.
Мона не ответила - она уже слишком глубоко _погрузилась_ в свой кайф.

***
Отходняки, как всегда, не заставили себя долго ждать - Мона проснулась по среди ночи, вспотевшая, с раскалывающейся головой. Ей казалось, что мочевой пузырь вот-вот разорвется с ужасным грохотом, но тело ее не слушалось, ей потребовалось минут пять, чтобы встать на ноги, и только после этого она вспомнила, что находится не дома. Ей потребовалось бы пол часа, чтобы найти туалет, если бы Асаки не подхватила ее под руку и не потащила именно туда.
- Ну, как, повеселилась? - спросила Асаки.
Мона неопределенно кивнула.
- Долго это с тобой будет?
- Нет, - проблеяла Мона, еле ворочая языком, - где-то полчаса.
Она повернулась к Асаки и непроизвольно поморщилась от странно знакомого запаха. Кажется, где-то она уже чувствовала этот запах... Кажется, это было связанно с алкоголем... Точно! Это был самый обычный перегар.
- А как там наш гений, - промямлила Мона.
- Спит, как младенец, - отозвалась Асаки. - Ее тоже придется так таскать?
Мона кивнула.

***
Когда Мона проснулась, первое, что она услышала, были звуки мучительной рвоты. Видимо, наркотик слишком сильно ударил по нервной системе юного гения Мишель. Она полежала, пока звуки не стихли, неторопливо оделась и поплелась на кухню в поисках горячего кофе и сигарет. К ее счастью, Асаки занималась именно тем, что варила кофе.
- Как там Мишель? - спросила Мона. - Я слышала, ей было плохо.
- Ничего, - ответила Асаки, не поворачиваясь, но Мона все равно заметила, как передернуло ее лицо.
- Кстати, предупреди ее, чтобы не принимала ничего, пока эта штука окончательно не рассосется - она плохо реагирует на другую химию.
- Поздно, - отозвалась Асаки, - как только ей стало лучше, она налепила свой пластырь.
- Надо посмотреть, как она, - обеспокоено предложила Мона, и они отправились в другую комнату.
Мишель сидела в кресле за компьютером, откинув голову назад. Она явно не дышала, а изо рта стекала тонкая струйка крови. Асаки кинулась к ней, подключила к какому-то устройству с монитором, по которому побежали прямые линии.
- Она умерла, - констатировала Асаки.
- Может, вызвать Скорую, - предложила Мона, - может, еще не поздно?
- Поздно, - ответила Асаки.
Она наклонилась к Мишель, закрыла ее глаза и поцеловала в лоб.

***
Когда Мона пришла домой, ей позвонил Мацумото, требуя долг, но возвращать, конечно, было нечего. Как всегда, из неоткуда появился Хидэ и долго бил Мону ногами.

Эпилог
Через неделю сестра в траурном наряде рыдала на могиле Моны, а у соседней могилы стояла высокая мускулистая девица с рыжим ежиком, держа в руках букет огромных черных роз.

09:43 

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Что б такое выложить... Честно говоря, мне уже совсем не нравится то, что я когда-то писал. Пафасно, напыщено... И не особенно красиво. Действительно, надо уходить в драматургию. Это у меня должно получиться... А пока...


Стилизация под миф

Как появились Linux и Windows

Сначала у людей не было знаний, но Великий Бог Юникс спустился на своей колеснице, запряженной крылатыми конями B-Shell и C-Shell, и принес людям Знания, и сказал:
- Напишите в LILO "Load lin", и будет вам помощник.
И люди написали в LILO "Load lin", и так появился Linux. Он разделился на много частей, чтобы помогать каждому человеку отдельно, и приходил каждый раз, когда в LILO писали "Load lin".
Но однажды Билл написал в LILO "Load win". Он сказал:
- Я хочу, чтобы мой помощник был особенным, не таким, как ваши!
И так Linux Билла стал Windows'ом.
Windows был красивее и проще, и многие люди стали писать в LILO "Load win", и их Linux'ы стали Windows'ами.
Увидел это Великий Бог Юникс и спустился на своей колеснице, запряженной крылатыми конями B-Shell и C-Shell, чтобы посмотреть, что происходит. Подошел он к Windows'у, запустил 10 процессов одновременно, и Windows завис. И сказал Великий Бог Юникс:
- Это не Linux! Посмотрите на него!
Но Windows ослепил людей, и только те, которые стояли за спиной Великого Бога Юникса не потеряли глаз, они посмотрели на Windows и сказали:
- Это не Linux! Я не буду его использовать.
И с того времени вечная вражда между теми, кто использует Linux, и теми, кого ослепил Windows.


Игра слов

НАЗВАНИЯ НЕТ И БЫТЬ НЕ МОЖЕТ

Из колонок до-НОСИЛСЯ по комнате голос Рюичи. Безумно-разумный, самостоятельное живое существо, существующее в комнате... ком... Нате! Вот эта песня - она про вас. ...hikari no sekai - мир света, с веток падающих с дерева - их сломал соседский мальчик. Не хорошо стрелять из рогатки! - рога вырастут. Или нет. Рога растут от другого. Только, от кого? От сдобы добреют, от уксуса куксятся, а от кого же рога? Скучно. Лучше, съем рогалик - он тоже рогатый, он, наверное, думает про то же. О чем может думать рогалик? И кто, вообще, такой рогалик? Рога-лик. Рогатый кролик. Он бодает лису своими рожками, чтобы она его не съела. Но я не лиса! Прекрати бодаться!
Изо рта торчит последняя кроличья лапка. Такая лапкааа! Прямо, каваии! Или ковай... А фиг его знает. Фиг-то, он всех знает. И его.
Luna Sea кончились. Дальше - X-Japan. Голос Тоши не такой, как у Рюичи. Он не носится по комнате, не танцует безумный вальс с сонными мухами, приплющивая их к желтым стенам. Вообще, Тоши здесь на втором, заднем месте. На каком-каком месте? Не имеет значения. В общем, он сзади. Week-end, week-end... Или we can? Мы-то можем, а вы? Вы можем. Вымажем! Вымажем словами, предисловиями, послесловиями, многословиями, сословиями... Что-то меня занесло. Интересно, куда? Здессь так темно... И вспышки. Вс, пышки! То есть, брысь! Пышкам здесь делать нечего - здесь живут только рогалики. И лисы.


Рондель на тему "Гибель Богов"

В огне пожара - смерть Вальгаллы,
Бессмертный Ватон на кресте.
Сгорят в огне, погибнут те,
Чьи руки жаждой злата алы.

Рыдают алчности металлы,
Не сбыться алчности мечте -
В огне пожара - смерть Вальгаллы,
Бессмертный Ватон на кресте.

Звучат посмертные хоралы,
Бушует пламя в темноте.
О преступленьях и мечте
Поют посмертные хоралы.
В огне пожара - смерть Вальгаллы.


Триолет
Грозный Рок

Забытой тенью, хвост поджав,
Спит в полумраке Грозный Рок.
Когда-то был он велечав...
Забытой тенью, хвост поджав,
Теперь уснул, совсем устав.
Судьба закрыта на замок...
Забытой тенью, хвост поджав,
Спит в полумраке Грозный Рок.


Хронотоп

Это было 18-го июня сего года в душной мансарде. Я сидел в позе лотоса и отшелушивал частицы своего "я". Постепенно исчез мой цвет волос, медленно растворился мой голос, поглащенный воркованием голубей... Сегодня вечером я - эта мансарда. Я - это голуби, сидящие под окном, я - это окно, стул, стоящий под ним.
Постепенно улетучиваются частицы моего "я". Сегодня я - этот дом со всеми его обитателями. Я - это женщина с первого этажа, я - это ее муж, приходящий домой пьяным, скандал, который они устраивают.
Частицы моего "я" летят все дальше, занимая все больше места. Вот уже неделя, как я - этот город. По моим улицам ходят люди, нелюди спят в моих подворотнях, пинают друг друга во сне, обнимая бутылку. В моих парках гуляют парочки, мечтающие уединиться в тиши моих деревьев.
Частицы моего "я" простираются все дальше, пленяя все стороны света. Теперь я - эта страна со своим народом, со своим флагом и гербом, с политикой и преступленьями.
"Я" разлетаюсь все дальше и дальше. В этом году я - планета Земля. На моем теле растут горы и разливаются моря. На мне все больше появляется шрамов - человеческой цивилизации.
"Я" расширяюсь, "я" впитываю все, что меня оружает...
Бесконечность. Я - Вселенная.

14:10 

Траур

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Объявляется траур по моему сайту - http://yaoi.anime.kz Сегодня благополучно сдох сервер аниме.кз, на котором мы хостились... Прошу помянуть сайт Алматинской Яойной Коалиции минутой молчания. "Возлияния" приветствуются. :weep2: :weep2: :weep2:

@музыка: Похоронный марш

@настроение: Траурное

09:23 

Наброски по четырем эпохам.

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Из вредности не буду говорить, по каким именно ;) Кто догадается - тот молодец :)


Genesis of Mind

Я умерла давно и надолго и попала в царство к Аиду. Что же я могла там увидеть? На входе стоял трехголовый цербер. "Какая прелесть", - подумала я, - "нам бы такого на сцену... Фанатам должно понравиться". Но, естественно, никаких фанатов я уже не увижу, я ведь умерла. Цербер понюхал мой прокуренный косарь, фыркнул, неопределенно покосился на электро-гитару у меня за спиной и струну, которой меня задушили, а потом пропустил внутрь.
- Крутой прикид! - гавкнул он на прощанье.
Я помахала ему жестом "хэви", в народе - козочкой, и вошла в пещеру: черные камни, почти полностью покрытые мхом, сталактиты и сталагмиты непонятного коричнево-красного цвета... "...И сырость капает слезами с потолка", вспомнилась мне строчка из Саши Черного. Когда-то давно, когда я была еще живой, я написала музыку для стихотворения "Обстановочка", получилось довольно забавно.
Пока я вспоминала, как я жила, коридор успел кончиться, и я попала в огромную залу, оформленную в том же стиле. "Они, что, тут вообще не убирают?" - подумала я.
- А зачем мертвым уборка? - раздался голос из-за спины.
Я резко повернулась и увидела Аида.
- Просто, я умею читать мысли, - ответил он на вопрос, о котором я еще не успела подумать. - Мои слуги проводят тебя, заодно, полюбуешься окресностями, - ответил он на следующий незаданный вопрос.
Рядом с Аидом появилось козлоногое существо неопределенного пола и кивнуло мне, мол, надо идти за ним. Я пошла.
В этом царстве все напоминало о Тебе. Вот пламя: его ярко-рыжие и красные языки так похожи на Твои волосы, особенно, когда Ты их "ставила" перед концертом. А еще они похожи на Твой маникюр. А этот очаровательный чертик с синевато-белыми глазами и темно-темно-бардовыми потрескавшимися губами напоминает мне Твой концертный макияж.
Мы с Козлоногим спускались на лифте, отделанном камнями и костями. Мелькали "этажи", разные миры, грешники, страдающие за разные грехи.
- Можешь это снять, - проблеял Козлоногий, кивая на струну, перетягивающую мою шею.
Я сняла и опять вспомнила о Тебе: как, наверное, Тебе было тяжело затягивать эту струну! Ведь, я сопротивлялась, легалась и орала своим "коронным" хрипом. Наверное, по-этому никто и не пришел мне помочь: они думали, что я просто репетирую. Интересно, Тебя поймали? Может быть, Ты сейчас сидишь в тюрьме? А, может быть, Ты скоро будешь здесь? Хотя, за меня Тебе вряд ли дадут "вышку".
Мы с Козлоногим остановились на одном из этажей-миров и вышли, нас встретил скелет с секирой. Его пустые глазницы напомнили мне Твой живот. Правда-правда! Он такой же гладкий, только впадина в нем одна, а не две, как глазницы. Интересно, этот скелет при жизни был мужчиной или женщиной? Кажется, мужчиной - вон какие плечи. Конечно! И здесь дискриминация!
Козлоногий подписал какие-то бумажки, которые ему дал скелет, и мы пошли по этажу, проходя мимо камер, каждая из которых была отдельным мирком со своими законами и страданиями.
- Тебе сюда, - проблеял Козлоногий, заталкивая меня в одну из камер.
Несколько козлоногих приковали меня к стене небольшой камерки, где были только четыре стены и ржавый стол, на котором лежала горка косяков, ручников и простых сигарет, а рядом стояло несколько бутылок с шикарным коньяком. "Ничего себе!" - подумала я. - "Да, это не ад, а рай какой-то!"
Как только дверь за козлоногими захлопнулась, я попыталась дотянуться до стола, но цепи держали меня. Их не хватало всего сантиметров на 5-7! Садизм! А тут еще откуда-то стала доносилься музыка - рок'н'рольная песня, не помню, как она называлась, но Ты всегда дразнила меня, что, мол, эта песня про меня.
- ...но я не понял, что конкретно ты имела в виду?.. - пел неизвестный мне певец.
Если ЭТО - муки ада, то лучше бы я жила.
Через несколько дней я начала понимать, что значит песня, которую мне крутили. Значит, Ты не зря меня убила... А теперь, пожалуйста, забери обратно... А?


Никифор Потапыч у Аида

Никифор Потапыч Бежецкий писал фельетоны в местный журнал. Как-то раз, отметивши удачный отзыв, упал он и расшибся на смерть. И оказался Никифор Потапыч у Аида.
Идет наш герой по пещере мрачной, а на пути у него чудовище трехголовое-Цербер. Рычит, Никифора Потапыча не пускает.
- Отойди, - говорит "писатель", - не препятствуй народу.
- Это кто здесь "народ"? - спрашивает Цербер. - Ты, что ли, поклонник крюшона?
- Виноват, - ошарашенно отвечает Никифор Потапыч, - не знал, что вы по-человечьи понимать изволите. Так, можно мне пройти?
- Проходи, - вздохнул Цербер, - старый Харон тебя довезет.
- А куда, позвольте узнать, он меня повезет? - заволновался Никифор Потапыч.
- А куда положено, туда и повезет, - отрезал Цербер.
Сел Никифор Потапыч в лодку, что Цербер указал, довез его молчаливый старик до самого Аида. Сидит мрачный бог на золотом троне, Никифора Потапыча приветствует:
- Здравствуй, Никифор. Как ты думаешь, кто я, и что ты здесь делаешь?
- Ты - Сатана, - не колеблясь, ответил Никифор Потапыч, - а я сплю.
Засмеялся Аид.
- Нет, я не Сатана, я - Аид. А ты, Никифор, не спишь. Ты попал ко мне за любовь к бабам и крюшону.
- Не верю! - закричал Никифор Потапыч. - Врешь, леший анафемский! Сейчас проснусь, и Анюта принесет мне крюшону.
Но не проснулся Никифор Потапыч, и не принесла ему Анюта крюшону. Налетели на него страшные Эринии, погнали бичами и змеями. Так и не отведал больше Никифор Потапыч своего любимого крюшону.


Пленник.

Я не помню точно, что произошло. Помню только, что французы наступали, и я упал.
Очнулся я под мрачнейшим сводом, который когда-либо видел. Черные стены поблескивали слезами влаги, а надо мной склонилось отвратительнейшее чудовище, имевшее три головы. С шеи этого монстра свисали змеи, с чьих зубов стекал зловонный яд. Я вскочил, ожидая, что на меня набросятся французы, огляделся и понял, что я уже мертв.
Чудовище толкнуло меня носом в ногу и указало, в какую сторону идти. Там, куда оно указало, виднелись воды Ахеронта и мрачный старец Харон на своей лодке.
Аид сидел в окружении своих слуг и помощников.
- Приветствую, Властитель Царства Теней, - обратился я так, как сумел. - Не было мне на земле покоя, так, позвольте в загробном мире найти спокойствия.
- Позвольте, сударь, мне самому решать, что вы найдете, а покоя вы не заслужили.
Аид кивнул своим слугам, они заковали меня в кандалы и увели в темницу, где я и нахожусь до сих пор.


Размышление

Должно ли праведной душе в мир Аидов отправляться? Или душе грешной? Мрачна Аидова пещера, зверь дикий ее хранит - Цербер о трех головах. Встречает он души человечески и разделяет: праведные - в одну сторону, а грешные - в другую. Далее души древний старец Харон встречает, чело его вечно в печали. Везет Харон души к повелителю подземному - Аиду. Страшен взор Владыки, а слова его, смерть несущие, вселенну содрагают. Всякой душе Владыка мира подземного блаженство рая либо страданье преисподней приносит.
Услышьте, души праведны! Благославенны ваши дни земные. Проведите же их в учении.

13:24 

Как отделаться от баттл-техов?!?!?!??!

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Блин. Кто хоть раз в жизни имел дело с баттл-техами, тот меня поймет... В кино, блин, с ними идти... Щаз! Во-первых, я на такое не хожу... Во-вторых, у меня денег нет... Но нет же, все равно вытащили, гады... В общем, кто знает, как отшить толпу баттл-техов? Любые советы приветствуются...

09:33 

Я, робот

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
***
- А теперь мы поменяем роботов NC-4 на NC-5!
Яойщики: ЧЕГО!?! Мы такого рейтинга не знаем!

***
- Мяу!
- Ничего у нас не получится. Ты - кот, я - черный
Зоофилы: Гы-гы-гы... Становится интересней.
Яойщики: Это еще что за изврат!?!
Поклонники ГП: Здравствуй, миссис Норис!

***
Сцена на вещевом рынке:
- Не толпись! Подходи! Меняем одного робота на другого с доплатой покупателю!

***
Злобный Виндовс: Моя логика неоспорима! Моя логика неоспорима! Моя логика неоспорима!
Мент: Тьфу ты, форточки! Опять зависла. Где у нее ресет?

***
C-3PO: У каждого есть предназначение.
Поклонники Матрицы: Здравствуй, Нео!
Поклонники Звездный войн: Тьфу ты, кроссовер недоделанный!

***
Мент красит покоцанную руку.
Первая треть зала: Вау!!!
Вторая треть зала: Мы так и знали!!!
Оставшаяся часть зала: Подождите, придурки. Вы еще не знаете, что на самом деле он весь - робот.
Кто-то на голерке: Да, нет! Вы не знали, а он - Бэтмэн!

***
Мент проламывает рукой асфальт.
Поклонники Хагарена: Вау! Здравствуй, Эд Эльрик!
Поклонники Матрицы: Здравствуй, Нео!

***
На экране три придурка покушаются на Злобный Виндовс.
Зал: А сейчас будет страшный день сис. админа - полетит самый большой сервер в мире!
Сис. админы: Нефига! Надо было Линюху ставить!

15:34 

Сегодня кто-то огребет. Серьезно.

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Что может быть лучшим лекарством от начинающейся депрессии, чем депрессивный фик из серии "сказка про двух тормозов со связанными языками"? Однако, если автор развлекается откровенными издевательствами над читателями, то... В общем, автор серьезно огребет. Какой садюга придумал такое окончание для фига? Грррррр :fire: После подобных издевательств руки чешутся дописать все, чтобы было весело и легко. Правда, единственный мой опыт в написании подобных продолжений - это весьма бездарная писанина, которая называется "хентайные братья" (Inuyasha) и валяется на моем сайте (зеркало - yaoicoalition.narod.ru)

В общем, вот оно, издевательство над читателями. Бить таких авторов надо! Желательно, чем-нибудь тяжелым.

http://restricted.ruslash.net/Fanfics/needtotalk.htm

@музыка: X Japan - Drain, Scars

@настроение: Убью заразу

11:01 

Ура!!!!!

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Мой сайт на yaoi.anime.kz восстановлен. Надолго ли... Но главное: он работает!

12:55 

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Ваш тип Герой. В Вас сильно мужское начало. Это проявляется в Вашем поведении, и другие люди это видят и чувствуют. Подвиги и победы – вот Ваш удел. Мир создан затем, чтобы его завоевать. Вы целеустремленны, независимы и отважны, склонны к риску и уверены в своей победе, не любите тратить время на пустяки. Поэтому Ваш путь лежит от одной большой победы к другой. Окружающие готовы Вам поклоняться.
Противоположный пол привлекают Ваша сильная натура и умение завоевывать. Вы неутомимы в сексе, любите выступать в качестве защитника более слабых. И все же Ваша главная цель – успех в обществе. Вы рождены лидером, и люди видят Вашу силу. Силу, которая привлекает не только в мужчинах, но и в женщинах. Ваше оружие – холодная голова и горячее сердце. Используйте Ваши преимущества и любые вершины покорятся Вам.
Прочные и гармоничные отношения возможны со следующими типами: Идеальная женщина, Чемпион и Священное дитя.
Запомните их названия. Чтобы узнать, входят ли сейчас такие люди в Ваше ближайшее окружение – предложите им пройти этот тест и узнайте, могут ли они стать Вашими идеальными партнерами.

http://www.voxru.net/fq/gender

11:26 

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Стащил у Голубого Пушистика ссылку на сайт, где можно делать аватарки по шаблонам.
http://illustmaker.abi-station.com/index_en.shtml
Вот это - я:

12:17 

Опросик-с....

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Какой у вас самый любимый пэринг в ГП?

Вопрос: Ну, и какой?
1. Северус/Ремус  4  (26.67%)
2. Гарри/Драко  3  (20%)
3. Гарри/Рон  1  (6.67%)
4. Драко/Рон  0  (0%)
5. Северус/Сириус  1  (6.67%)
6. Сириус/Ремус  3  (20%)
7. Сириус/Гарри  1  (6.67%)
8. Люциус/Северус  0  (0%)
9. Нарцисса/Лили  1  (6.67%)
10. Другой (какой?)  1  (6.67%)
Всего: 15
Всего проголосовало: 12
12:29 

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Воть. Мой любимый из собственных фанартов. Пихаю везде, куда могу дотянуться :D

12:32 

Хамство!-ня

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Обнаружил фотографию Сугизо, которой у меня еще нет... Не то, чтобы это совсем невозможно... но маловероятно.

13:32 

Мой первый рассказ

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Вообще-то, один из первых... Но это не имеет значения

Укус Дракона.

Принц шел по грязной улице, овиваемой клубами смога и непотребным запахом, доносившимся из соседней забегаловки. Город был мрачен и враждебно смотрел своими заспанными, заплывшими от грязи глазами на серое небо, как это обычно бывает в самом начале весны.
- Эй! Ты не поздороваешься со мной, "Принц"! - донеслось с ближайшей автобусной остановки. Там стояли двое: один - маленького роста, пухленький, с длинными пепельными волосами и вечно печальными большими, как у ребенка, зелеными глазами, держал в руке бутылку пива и виновато улыбался; другой - типичный "соблазнитель". Высокий, подтянутый, темно-каштановые волосы спадали по плечам на спину и грудь, обтянутую не по-весеннему легкой черной майкой с длинными рукавами. Выразительные темно-синие глаза улыбались с иронией и как-то злорадно.
Принц решил не заметить этих двоих, но "соблазнитель" повторил, точнее, прокричал на всю улицу:
- Ты так и не поздороваешься, "Принц"? Эй! Я к тебе обращаюсь! - он подбежал к Принцу и схватил его за рукав.
- Ну, здравствуй. Теперь доволен? - Принц был не в настроении общаться со старыми знакомыми.
- Зачем же так грубо? - "соблазнитель" обиженно надул губки, но сразу рассмеялся и издевательски спросил. - Кстати! А почему "Принц"? По-моему, ты больше похожа на принцессу… - он плотоядно ухмыльнулся и попытался обнять Принца за талию.
Принц на лету отбил руку "соблазнителя" ребром ладони:
- Для тебя, как минимум, Koori no Ouji-sama. И не смей меня лапать, Inoko-kun.
- Да, ладно, - обиженно протянул Иноко-кун, - и нечего так руки распускать. Ты, хоть и баба, а сильная! - Он быстро осекся и ушел обратно на остановку.
Спутник Иноко-куна уже стоял рядом с Принцем и, все еще, виновато улыбался:
- Не обращай на него внимания. Ты же знаешь, он всегда так.
- Я знаю, - сказал Принц и пошел дальше.
Ну, и что, что Принц был женского пола. Пол значения не имеет. Принц - это состояние души, образ мыслей, оттенок мировоззрения, который не имеет никакого отношения к бренному телу.
Принц - это идея, романтическая мечта о том, что когда-нибудь, если ты не утратишь веру, ты найдешь свою Принцессу и спасешь ее из коварных лап Дракона по имени Реальность, явившись к ней на Белом Коне.
Принц искал свою Принцессу всю жизнь, но только недавно понял всю красоту этой романтической мечты. Ему все равно, какого Она будет пола, возраста, какой у Нее будет цвет глаз… Он найдет Ее и Защитит. И будет Защищать всю жизнь. Лучше быть Принцем, защищающим Принцессу, чем Принцессой, которую защищают, сказал кто-то, и Принц был полностью согласен с это мыслью.
Когда-то Иноко-кун, который тогда был просто Алексеем, очень нравился Принцу, но он, определенно, не мог быть Принцессой. Привычка обиженно надувать губки и красить волосы - это все, что было в нем женственного, а Принцесса, по мнению Принца, должна обладать не просто женственностью, а Женственностью, чего у Алексея явно не наблюдалось, впрочем, как и каких-либо намеков на порядочность и хорошие манеры. Поэтому он и стал Иноко-куном, хотя был значительно старше Принца. Его друг, Рома, был гораздо женственнее и мягче, но было в нем несколько вещей, которые раздражали Принца: его рост, вечная виноватая улыбка, как будто он оправдывался за поведение всего окружающего мира, наивные детские глаза, из=за которых Принц чувствовал себя педофилом, и не то женская, не то младенческая слюнявость во всем его поведении.
Принц сидел в кафе с очередной кандидаткой на роль Принцессы и рассказывал ей что-то о смысле жизни, когда к ним за столик подсели Иноко-кун и Рома.
- Ты нарочно сегодня пытаешься меня достать, или твоя тупая голова сама напрашивается на неприятности? - спросил Принц Иноко-куна.
- В чем дело, дорогая, ты их знаешь? - наивно похлопав ресницами, спросила потенциальная Принцесса.
- Дорогая? Это что-то новенькое! - удивленно прокомментировал Иноко-кун и вперил недвусмысленный взгляд в вырез потенциальной Принцессы. - Я не знал, что наша Маруся уже лесбиянка! - он плотоядно посмотрел на Принца и ухмыльнулся.
- Повторяю последний раз, специально для умалишенных: для тебя, как минимум, Koori no Ouji-sama, - сказал Принц, как всегда, без единой эмоции на лице. Не зря он был Коори но Ооджи, Ледяным Принцем.
- Как минимум? - издевательски спросил Иноко-кун. - А как максимум? Маруся-сан?
- Сан, в твоем случае, это слишком грубо и неуважительно. А называть меня по имени у тебя, вообще, нет никакого права.
- А как еще мне тебя называть? По фамилии? - удивленно поднял брови Иноко-кун, тщетно пытаясь скрыть ухмылку.
- Я уже сказала. А если будешь мне и дальше на нервы действовать, придется набить тебе морду.
Иноко-кун примирительно поднял руки, а потом обратился к спутнице Принца:
- Вы не против, мадемуазель… - он выразительно взглянул на девушку.
- Ирина, ответила она, поняв беззвучный вопрос.
- … Мадемуазель Ирина, - продолжал он, - что я и мой друг находимся за этим столом? Ваша подруга, кажется, хочет, чтобы мы ушли…
- Да, нет! Она всегда такая. Я уверена, она ничего такого не имеет в виду, - мило улыбнулась Ирина.
- Еще как имею, - сказал Принц, хотя хотел сказать совсем другую фразу. Что имею, как говорится, то и…
Когда Принц начинал действительно злиться, это чувствовали все. И дело было не в том, что он начинал орать и стучать кулаками или метал взглядом огненные молнии - весь его вид источал нестерпимый, обжигающий холод, пугающий холод разумной, логически обоснованной силы.
Иноко-кун и Рома, не произнесший ни единого слова, предпочли быстро убраться. Они, особенно Иноко-кун, знали, что в этом стройном девичьем теле, обтянутом черной кожей, скрывается огромная сила, способная выбить пару зубов даже высокому, метр 90 с лишним, Иноко-куну, чего он очень не хотел.
- Не злись так, Принц, - ласково сказала Ирина, гладя длинные шелковистые волосы Принца глубокого пурпурного цвета, - я уверенна, они не хотели сделать тебе ничего плохого.
- Ты такая добрая и наивная, - мягко улыбнулся Принц, погладив Ирину по щеке и продолжив движение руки по длинной золотистой пряди, - ты никогда не поверишь, что кто-то кому-то может намеренно сделать больно.
- А, разве, так бывает? - удивилась Ирина.
- Нет, конечно, нет, - успокоил ее Принц и нежно поцеловал руку.
"Я защищу тебя," - подумал Принц, - "во что бы то ни стало".
На следующее утро Принц пришел к Ирине, но дверь никто не открывал. Принц пошарил под ковриком, нашел там ключ и открыл дверь.
"Наивная Ирочка, она думает, что можно так просто хранить ключ под ковриком," - пронеслось в голове Принца. Он внимательно осмотрел квартиру, но Ирины там не было. Было ощущение, что она, вообще, не возвращалась домой. Но Принц точно помнил, что проводил ее до двери.
Когда Принц выходил из подъезда, его остановила старушка, выгуливавшая собаку.
- Машенька? А Ирочка в больнице.
- Как, в больнице? - удивился Принц, однако, на его лице, все еще, не было ни одной эмоции.
- На нее напали, когда она за хлебом вышла, - сказала "добродушная" старушка, - она в первой клинической.
- Спасибо, баба Дуня, - сказал Принц и поехал в больницу.
На душе было погано и страшно, но он, как всегда, не выдал ни одной эмоции.
В больнице, возле палаты Ирины, Принца выловил оперативник. Он долго допрашивал Принца, а потом рассказал, что случилось. Ночью Ирина вышла в магазин, видимо, за хлебом. Во дворе была пьяная компания. Кто-то из парней начал приставать к Ирине, потом избил ее и изнасиловал, после чего дважды пырнул ножом в живот. Соседи услышали крики и вызвали милицию.
- Она такая наивная, - сокрушенно сказал Принц. Впервые на его лице отразилась эмоция - грусть. А, может, боль. - Она никогда не верила, что кто-то кому-то может сознательно причинить зло.
- А вы утверждали ее в этом мнении, - автоматически закончил фразу оперативник.
Перед Принцем представала зловещая картина происходящего. Он не защищал свою Принцессу от Дракона - он упорно толкал ее в Драконову пасть. Ведь, это он окончательно убедил Ирину, что жизнь - это праздник, а все люди - добрые друзья. Он думал, что так будет лучше, она никогда не встретится с жестокой реальностью и навсегда останется такой же чистой, милой и наивной. Но жестокий Дракон не любит чистых и невинных. Он либо превращает их в озлобленных уродцев, либо убивает.
Принц стоял у кровати, в которой лежала Ирина.
- Я никогда больше не позволю тебе страдать. Я спасу тебя и защищу, только, пожалуйста, живи.
Через несколько часов Ирина умерла, так и не приходя в сознание.

12:46 

Michael: I don't wanna be a saint. I wanna be a ruthless, heartless shit who fucks whoever he wants without conscience or remorse. Brian: I'm sorry, that position's already been filled.
Не думаю, что смогу дождаться официальной обновы... Мой глоссарий по яою и слэшу.

http://yaoicoalition.narod.ru/glossary.html


*******************

За вчера выполнили план-максимум по порче техники! :D Сломали 2 DDR'а (не верите? я бы тоже не поверил, если бы не увидел собственными глазами...), стартер на Субару моего зятя и подпортили оборудование в японском ресторане! :lol: В общем, день удался.

Кстати, кто-нибудь знал, что у ДДРов такой же БИОС, как у обычных компов? И память - 8 метров? :lol: Офигеть :lol:

Cassandra Syndrome

главная